Гоголевские традиции в романе Ю.И. Крашевского "Волшебный фонарь"

Source document: Plochotnjuk, Vladislav Michajlovič. N. V. Gogol: Bytí díla v prostoru a čase : (studie o živém dědictví). Dohnal, Josef (Editor); Pospíšil, Ivo (Editor). V Tribunu EU vyd. 1. Brno: Masarykova univerzita, Ústav slavistiky Filozofické fakulty, 2010, pp. 299-310
Extent
299-310
Type
Article
Language
Russian
Description
О близости двух произведений – поэмы Н. В. Гоголя "Мёртвые души" и романа польского писателя Ю. И. Крашевского "Волшебный фонарь" – уже немного говорилось как в отечественном (русском) литературоведении (работы Е. З. Цыбенко, С. Д. Малюкович), так и в польском (работы А. Бара, К. В. Заводзиньского, Э. Важеницы). Однако сколько-нибудь комплексного освещения настоящая тема ещё не получила. В докладе мы остановимся на проблеме жанра (почему при сходстве замыслов произведение Гоголя обрело черты эпической поэмы, а произведение Крашевского осталось в узких рамках социального романа), обратим внимание на сходства и различия в способах изображения героя в двух произведениях (разные способы типизации в поэме Гоголя и романе Крашевского).
About the affinity of the two artefacts – Gogol's novel-"poema" "The Dead Souls" and the novel by the Polish writer I. Kraszewski "The Magic Lantern" – it was already a little discussed in domestic both Russian and Polish literary criticism (E. Tsybenko, S. Malyukovich, A. Bar, K. V. Zawodziński, E. Vazhenitsa). However, the present theme has not yet received a corresponding illumination. The author of the present contribution stopped at a genre problem (why Gogol's work contains the lyric and the epic streams, while Kraszewski's prose work remains in the narrow framework of the social novel) and also pays attention to similarities and distinctions in the main characters of both literary works.
Rights access
open access
License: Not specified license
Document